19:56 

Alteara
Глава 16.
Бельфегор был раздражен. Вокруг его принцессы в последнее время было слишком много, ненужного для эволюции, народа. И если к присутствию Гокудеры, Принц со временем привык, то остальные просто выводили его из себя.
Ямамото, которого Хаято называл бейсбольным придурком, нервировал его больше всех. Он постоянно крутился около Тсуны, приобнимал ее за плечи, таскал ей суши из ресторана отца, и самым возмущающим было то, что он мастерски уворачивался от всех ножей Принца.
Вторым недоразумением, бесящим Бельфегора, был малявка Бовино, который взял за моду сидеть на коленях у Тсуны по вечерам. И в отличие от Ямамото, кидаться ножами в Ламбо, ему было строго запрещено.
Ну и остальными были все окружающие их люди. Одноклассники Тсуны, учителя, продавцы в магазинах и прочие смерды.

***
Тсуна была раздражена не меньше Бельфегора. Гокудера, после той истории с дуэлью, прилип к ней как банный лист, и теперь, она разве что в туалет могла пойти без его навязчивого присутствия. Принц провожал их до ворот школы и встречал после уроков. А в школе к ней присоединялся Ямамото.

- Это что, мужской гарем?
- Какая она везучая …
- И даже Ямамото …
- И ничего в ней такого нет! Чего они в ней нашли?
- Думаете, это настоящий принц?
- Гокудера-кун …

Гиперинтуиция Тсуны зашкаливала от негативных эмоций, излучаемых прекрасной половиной средней Нами. Единственными, кто не поддался всеобщей истерии, были Сасагава и Курокава. Возможно, потому что Киоко была слишком доброй, а Хана практичной и не видела ничего плохого в возможности выбора молодого человека. Но интуиция подсказывала, что дело в том, что они просто очень хорошо к ней относились.

***
Беда пришла в их дом нежданно. В виде коробки с пиццей, которую кто-то оставил на пороге. Хаято долго колдовал над ней, проверяя, не заминирована ли она. В итоге, он постановил, что коробка самая обычная. Но право открывать ее все равно отдал Ламбо.
- Его не жалко, - тихо шепнул он Принцу. Бель согласно кивнул.
Малыш бесстрашно открыл коробку, понюхал лежащую пиццу, и грохнулся в обморок.
Внешний вид и аромат блюда были до боли знакомы. Гокудера мгновенно побледнел.
Бельфегор нервно хихикнул. Тсуна устало вздохнула.
Наличие Бьянки в городе грозило большими проблемами.

***
- Ты уже решила, кому дашь попробовать свою готовку? – Спросила Хана. Судя по ее голосу, вопрос был с подвохом.
- Это принципиально? – Непонимающе посмотрела на нее Тсуна. Еще одна японская традиция, смысл которой не доходил до Савады?
- Обычно свою готовку дают попробовать тому, кто тебе нравится, - дипломатично взялась объяснять Киоко, - а у тебя …
- Большой выбор, - с удовольствием подсказала окончание предложения язва Хана.
Тсуна с сомнением посмотрела на рисовые шарики.
- А если он … далеко? – Спросила Тсуна.
- Тогда просто дай их Гокудере, он все равно каждый день есть то, что ты готовишь, - пожала плечами Курокава, - слухов про вас и так достаточно, так что никому хуже не станет.

***
Бьянки подкараулила Тсуну в одном из коридоров школы.
- Давно не виделись, Бьянки, - поздоровалась Савада.
- Так вот как ты заговорила, - крикнула девушка и кинула в нее пирожные. Тсуна увернулась, а там, куда попали ядовитые сладости, образовались дыры.
«Хуже чем кислота, ее мастерство в этом плане явно возросло»
- О чем ты говоришь? – Попыталась вернуться к разговору Тсуна.
- Живешь в одном доме с Реборном! С моим Реборном!
«Так вот она о чем …»
- Он мой репетитор, я отказывалась учиться у него, но он сам настоял, - уворачиваясь от шедевров ядовитой кулинарии, пыталась объясниться Тсуна, - Бьянки, мы же подруги!
- Ты просто пытаешься его увести!
- Да нужно мне такое «счастье»! Бьянки, очнись, он же выглядит как ребенок!
- Он самый лучший, самый опасный, самый …
Вообще-то Тсуна еще в детстве нередко размышляла о природе такой привязанности Бьянки к Реборну. Зная киллера, волей-неволей начинаешь задумываться, не имела ли место какая-нибудь пуля «пылкой страсти» или «великой любви».
- Ты можешь жить с нами, если не веришь мне, - еле успев отпрыгнуть с траектории падения кислотного торта, сказала Тсуна. Атака остановилась и только тогда Савада сообразила, что она сказала.
- Тсуна! – Крепко обняла ее Бьянки, словно и не она, только что пыталась убить Саваду, - я сейчас же перенесу чемоданы.
И смылась со сверхзвуковой скоростью.
Тсуна осталась в коридоре одна. Смотреть на стены, которые напоминали швейцарский сыр, и думать о том, как сообщить Хаято о том, что его самый жуткий кошмар, будет жить с ними под одной крышей.
Савада вздохнула, и уже собиралась уйти, как ее остановил голос.
- Ты нарушила общественный порядок и разрушила школьное имущество.
Гиперинтуиция взвыла. Савада нервно сглотнула.
- Я загрызу тебя до смерти.
Ситуация из скверной стремительно переросла в катастрофическую.

***
Весь боевой опыт Тсуны сводился к тренировочным боям с Луссурией и рядовыми бойцами Варии. Настоящего боя, в котором ее никто не пожалел бы, или ударил в полную силу, у нее никогда не было. До той секунды, когда ее атаковали.
Тсуна слышала про Хибари Кею. Что он сильнейший парень в Намимори. Глава дисциплинарного комитета. Что его все бояться. Но, почему-то, думала, что чтобы стать самым крутым в этом небольшом городишке, много силы не нужно.
Сила ударов этого парня была чудовищна. Дело было даже не в том, что он бил металлическими тонфа, он просто был очень силен.
Тсуна уворачивалась, ставила блоки, и старалась нанести удары.
Наконец, Хибари пропустил один удар Тсуны. Остановился. И посмотрел так, что у девочки затряслись поджилки.
- Можно мне тебя убить?
И бросился на нее с удвоенным рвением. Тсуна все-таки не выдержала подобного темпа. Она сумела избежать прямого удара, и тонфа прошлась по ребрам. Но было все равно дьявольски больно.
- Довольно, - раздался знакомый детский голос.
- Не знаю, кто ты, но сейчас я очень сильно раздражен, присядь и подожди, пока я не закончу, - сказал Хибари Реборну и двинулся в сторону Тсуны.
Киллер-репетитор мгновенно возник перед Савадой и блокировал удар главы дисциплинарного комитета.
- Ого, а ты крут, - усмехнулся Хибари.
- Закончим на сегодня, - сказал Реборн и взорвал гранату.

- Подруга Киоко ЭКТРИМАЛЬНА! – Воскликнул Сасагава Рехей, который случайно увидел часть боя Савады и Хибари, - она должна вступить в секцию бокса!

***
- Ты подстроил эту встречу? – Спросила Тсуна.
- Нет, но я рад, что она состоялась, - пожал плечами Реборн, - теперь я уверен.
- В чем?
- Что без пули предсмертной воли твое муай тай ничего не стоит, - бросил аркобалено, - увеличим тренировки.
- Куда уж больше-то?
- Он размазал бы тебя по стене, если бы я не вмешался, - резко сказал Реборн, - хотя, есть даже плюс. Мы его заинтересовали.
- Мадонна упаси от такого интереса, - прижала Тсуна руку к повреждённым ребрам.
- Пошли, отведу тебя к доктору.

***
- Трещина, - постановил доктор, осмотрев снимок рентгена, - сейчас дам тебе обезболивающего, а потом можешь меня поцеловать.
- Ты-то откуда здесь взялся, извращенец? – Устало спросила Тсуна.
- Реборн вызвал меня, - словно это было очевидно, отозвался Шамал, - да и к тому же, разве я могу отказаться лечить симпатичную девочку?
- А если я сейчас позвоню брату? – С усмешкой поинтересовалась Савада.
- Женщины так жестоки, - надулся Шамал.

***
- Подведем итоги, - собрал всех вечером на кухне Реборн, - вы все сегодня были бесполезны.
Бельфегор и Хаято имели вид побитых щенков. Бьянки, в солнечных очках, чтобы брат не упал в обморок, делала вид, что она тут не причем. Ламбо даже не понял о чем идет речь.
- Реборн, не стоит так резко, - укоризненно сказала Тсуна.
- А ты была хуже всех, - отозвался Реборн, - мало того, что ввязалась в драку, так еще и получила травму.
- У меня не было выбора, - попыталась оправдаться Савада, - он меня, как бы и не спрашивал, хочу ли я драться.
- Я убью его, - вскочил Хаято.
- Успокойся, - осадила его Тсуна, - он очень силен. Я не ожидала встретить здесь подобного монстра.
- Ши-ши-ши, Принц его сам успокоит, - достал ножи Бельфегор.
- И ты тоже успокойся, - вздохнула Савада, - ему было за что злиться.
- Это твоя вина, сестра, - рявкнул Хаято.
- Это не я. Это все любовь, - мечтательно посмотрела на Реборна Бьянки.
- Ламбо-сан хочет такояки! – Выкрикнул теленок.
Тсуна устало потерла больное ребро. Дом с каждым днем все больше напоминал цирк.
Глава 17.
Если и существовал на свете раздражающий человек, то это был Сасагава Рехей. Он преследовал Тсуну везде. На него не действовали ни динамит Гокудеры, ни ножи Бельфегора, ни хмурые взгляды обычно улыбающегося Ямамото. Он не обращал ровным счетом никакого внимания на увещевания сестры и ругань Ханы. У него была ЦЕЛЬ! Заполучить Саваду Тсунаеши в свой боксерский клуб. И отказа он не принимал.
- Сасагава-семпай, я не могу вступить в ваш клуб, - уже в который раз, сказала Тсуна, - у меня травма. Месяц пока не заживет.
- Я ЭКСТРИМально подожду, - вскричал Рехей, - приходи после занятий в спортзал!
Рехей умчался.
- Он сам себе противоречит, - сплюнул Гокудера.
- Ты, наверное, не помнишь, - виновато произнесла Киоко, - он всегда таким был.
- Да нет, - поморщилась Тсуна, - это-то я как раз и припоминаю.
- Крикливый брат, да? – Усмехнулся Хаято.

***
У Гокудеры Хаято была проблема. Нет, на самом деле у него было много проблем. Он жил в одной комнате с глупой коровой, у него не получалось защитить Тсуну, у него заканчивался запас динамита. Но эта проблема была другого рода.
За ним следили. Причем два человека независимо друг от друга. Первой была девчонка, которую он засек сразу же. А вот со вторым было непонятно. Хаято чувствовал на себе его взгляд, но никак не мог его обнаружить. Это нервировало.
- Тсуна, ты заметила? – Спросил Хаято, когда в один из дней они шли домой из школы.
- Что за тобой следят? - Отозвалась Савада, - только слепой бы не заметил. Ее зовут Миура Хару. Она живет на соседней улице.
- И что ей надо?
- Полагаю, - протянула Тсуна, многозначительно улыбаясь, - ты ей нравишься.
- Чего?! – Возмутился Хаято.
- Ну, так бывает, - с садистским удовольствием произнесла Савада, - у человека возникают независящие от него чувства к дру…
- Хватит! – крикнул Хаято, закрывая лицо. Но ярко красные уши выдавали его смущение с головой.
- Если не хочешь говорить об этом со мной, поговори с сестрой. Она в этом вопросе эксперт.
- Не надо, - из-за рук, его голос звучал приглушенно, - а кто второй?
- Какой второй? – не поняла Тсуна.
- Второй, кто за мной следит, - пояснил Хаято.
- А он есть? – Мгновенно посерьезнела Тсуна.
- Есть, - уверено кивнул Гокудера.
Тсуна нахмурилась, и Хаято понял, что дело плохо.

***
- Кто-то еще определенно есть, - подтвердил Бельфегор, который по просьбе Тсуны, присматривал за Хаято весь день, - обученный, но не слишком опытный.
- Так как же ему удавалось скрываться? – Спросила Савада, - я бы не пропустила его так просто, если бы он не был профессионалом.
- Он очень маленький и юркий, - усмехнулся Принц и посмотрел на Ламбо, который в очередной раз нарывался, приставая с глупостями к Реборну.
- Хочешь сказать, что это ребенок? – Верно растолковала этот жест Тсуна.
- Ага.
- Это может быть аркобалено? – Обеспокоенно поинтересовалась Савада.
- Вряд ли, - покачал головой Принц, - какому аркобалено нужен этот болван?
Гокудера как раз начал гонять по дому Ламбо.
- И правда, - согласилась Тсуна, глядя на него.

***
Миура Хару очень любила возиться с детьми, но, к сожалению, у нее не было ни братьев, ни сестер.
Каждое утро, один из малышей, которые живут в доме на соседней улице, проходил по забору дома Хару, провожая, видимо, своих брата и сестру в школу. Иногда с ними увязывался еще один ребенок в костюме коровы, но он предпочитал сидеть на руках у девочки.
Хару очень хотела с ними познакомиться. Поэтому она начала присматриваться к ним, прикидывая как можно подойти.
Тут-то ей и открылась неприглядная правда. С детьми дома плохо обращались!
Нет, парень постарше, который непонятно зачем носил корону, в большинстве случаев на детвору внимания вообще не обращал. Девочка всегда относилась к малышам хорошо.
Проблема была в третьем жителе в доме. Этот парень много курил, громко кричал и пугал малышей, а мог и поднять на них руку!
С этим определенно нужно было что-то делать.

***
- Значит, это ты следишь за Хаято, - поймали, наконец, таинственного сталкера Тсуна и Принц, - зачем?
Как и предположил Бельфегор, это был ребенок, возможно возраста Ламбо, но в отличие от теленка, необычайно умелый.
Ребенок ответил на вопрос.
Тсуна не поняла ни слова. Судя по озадаченному лицу Принца, у него была аналогичная проблема. Они переглянулись.
- Он говорит, что выполняет заказ на убийство, - раздался рядом голос Реборна.
- Убийство? – Хором переспросили Тсуна и Бель.
- Да, - кивнул Реборн, - подрывника заказали.

***
День у Гокудеры не задался с самого утра. Сначала сестра забыла одеть очки, выходя из ванной, а Хаято столкнулся с ней лоб в лоб. Потом, после завтрака Тсуна и Принц куда-то засобирались вместе, а ему приказали идти в школу. В школе, к нему прицепился бейсбольный придурок, а еще целая толпа девчонок набила ему карманы странными розовыми конвертами с сердечками.
Пытаясь спастись от назойливых одноклассниц, Гокудера решил пообедать на крыше. Бейсбольный придурок увязался за ним следом.
- Не ходи за мной, - прошипел Хаято.
- Чего ты такой разозленный, Гокудера, - рассмеялся Ямамото, - это потому что Тсуна сегодня не приготовила бенто?
- Это не имеет к тебе ни малейшего отношения, - раздраженно развернулся к нему Хаято.
- Этот ребенок твой знакомый? – Вдруг спросил Ямамото, указывая ему куда-то за спину.
Гокудера повернулся. Перед ним стоял маленький ребенок в китайской одежде. Он сказал что-то на незнакомом языке.
- Я собираюсь убить тебя, - перевел возникший из неоткуда Реборн.
- Что? – Не понял Хаято.
- Ахаха, вы, ребята, снова играете в мафию? – Воскликнул Ямамото, широко улыбаясь.
- Это не игра, бейсбольный приду … - Гокудера не успел договорить, почувствовав, как чья - то невидимая рука сдавливает горло. Этот ребенок что-то делал.
- Стой, И-пин, - раздался голос Тсуны.
Давление прекратилось. Хаято прокашлялся.
- Где фотография человека, которого тебе надо убить? – Серьезно спросил Бельфегор, который появился вместе с Тсуной на крыше. Он до сих пор не мог поверить, что они упустили мелкого китайца. Слишком уж были удивлены его словами, а он, воспользовавшись этим, кинул дымовую шашку и сбежал.
Ребенок протянул Тсуне фотографию цели. Бель заглянул через плечо Тсуны, что бы посмотреть на фото.
- Ну, - протянула Тсуна, переведя взгляд со снимка на Хаято, - определенное сходство есть.
- Шутишь, - отозвался Бельфегор, - да они просто одно лицо.
Хаято прямо чувствовал, что над ним издеваются, и вырвал фотографию из рук Тсуны.
На снимке была темноволосая тучная женщина лет шестидесяти и с двумя подбородками.

***
- Все закончилось хорошо, - похлопала по плечу друга Тсуна. А потом переглянулась с Бельфегором и они расхохотались. В который уже раз.
В том, что эта история дойдет до Луссурии, и он станет посмешищем всей Варии, Хаято даже не сомневался.
Плохое зрение И-пин сыграло с ними дурацкую шутку. Так же как и его чувствительность. После обвинения Хаято, бедняга активировал бомбу Пинзу, и они не пострадали только благодаря Ямамото, который запустил китайца вверх.
- Слава Богу, что я больше не увижу этого мелкого, - проворчал Хаято.
- Как ты смеешь говорить такое про маленьких детей, - прямо перед ним возникла девушка.
Бельфегор и Тсуна, которые шли немного позади, остановились, узнавая в девушке второго преследователя Гокудеры. И приготовились смотреть, предвкушая незабываемое зрелище.
- Тебе чего надо вообще? – Резко отозвался Хаято.
- Дети – это маленькие невинные ангелочки! – Патетично воскликнула Миура Хару, - А ты уничтожаешь эту чистоту своей прогнившей сущностью.
Хару толкнула Хаято, он пошатнулся, и из кармана посыпались розовые конверты.
- Мерзавец! – Завопила девушка, и угостила подрывника прекрасно поставленным хуком справа.
Тсуна и Бель восхищенно ахнули.
Хаято упал на землю, прижимая ладонь к пострадавшей щеке, а Хару резко развернулась и убежала.
Тсуна прочистила горло, и Гокудера с ужасом обернулся.
- Судя по специфике данного разговора … - начал Принц.
- Развей-ка наши смутные опасения, - в глазах Тсуны даже не черти прыгали, над Хаято там потешалась вся преисподняя, - ты же не сделал ей ребенка?
- Если сделал, то возьми ответственность, - пытаясь сдержаться и не заржать, провозгласил Бельфегор.
- И помни, мы тебя поддержим, - заботливо сказала Тсуна с улыбкой, напоминающей оскал крокодила.
Гокудера схватился за голову.

***
И-пин остался у них на ночь. Выставить малыша на улицу, Тсуна не могла.
На следующее утро на пороге доме появился чемодан и записка. Тсуне даже не нужно было применять гиперинтуицию, что бы знать, что там написано.
«Спасибо вам за то, что согласились присмотреть за моей ученицей И-пин, высылаю вам ее одежду, и деньги на проживание. Фонг.»
- Да ты издеваешься?! Реборн!
Глава 18.

- Я Брокколи Монстр! – Вопил Ламбо, бегая по дому.
- Ламбо, прекрати, - бегала за ним И-Пин.
- Прекратили оба, - Кричал на них Гокудера.
- Если вы не заткнетесь, то Принц вас сам заткнет!
- Реборн, скажи «аааа», - поднесла ко рту наемника ложку Бьянки.

Тсуна сидела на открытой веранде, пытаясь спастись от шумных домочадцев. Нервы ее потихоньку сдавали. С каждым днем, она все меньше чувствовала себя сестрой одного из серьезнейших мафиози Италии. Реборн поднимал ее в половину пятого утра и заставлял тренироваться до полного изнеможения. Когда она еле еле притаскивалась домой, как раз подходило время подъема для остальных, и Тсуне нужно было приготовить завтрак, бенто в школу и обед для тех, кто остается дома. Разумеется, прием пищи не обходился без конфликтов, и девушке приходилось всех успокаивать. А иногда и убирать то, что рассыпали на пол, или выкидывать, что было разбито. Потом был поход в школу и учеба, которая ей все еще не давалась. Савада подозревала, что ей придется куковать на дополнительных занятиях во время каникул, в то время как все будут отдыхать. По приходу домой Тсуна готовила ужин, играла с детьми, успокаивала окружающих. Частенько к ним в гости приходили Киоко и Хана, и Ямамото, который был таким же дубом в учебе, как и Тсуна, и которому требовалась помощь с домашним заданием. Миура Хару, оказавшаяся доброй, хоть и довольно своеобразной девушкой забегала почти каждый день. А еще были походы по магазинам за продуктами, уборка, стирка, глажка, починка одежды, которую дети постоянно рвали. Спать ложилась Савада глубоко за полночь. А на утро все повторялось.
« Я приемная дочь главы сильнейшей мафиозной семьи. Девяносто процентов мафиози прудят в штаны от страха, услышав имя моего брата. Чем я тут занимаюсь?!»
В доме что-то разбилось, и раздался рев Ламбо. Тсуна вздохнула и поднялась. Она знала, что возиться с ребенком никто, кроме нее, не будет.

***
- Тсуна-нее на 26 месте из всех 86 202 людей в мафии по умению торговаться, - услышала Савада, когда проходила мимо лавки с овощами на рынке.
Тсуна моргнула. Рядом с ней стоял мальчик лет восьми. Это ведь не мог быть …
- На 146 из 86 202 по прозорливости. На 2 из 86 202 по терпеливости.
Мальчик достал огромную книгу и, положив ее прямо на земле, начал записывать.
- Привет, Тсуна-нее, - воскликнул мальчишка, когда закончил и убрал книгу.
- Привет, Фуута? – Вопросительно посмотрела на него Савада.
Фуута кивнул.

***
- Пожалуйста, помоги мне, Тсуна-нее, - умолял ее Фуута, - за мной охотятся.
- Смогу ли я тебя защитить? - Посмотрела на него Тсуна, - я довольно слабая.
- Зато ты на первом месте из всех людей в мафии в своей неспособности оставлять детей в опасности и на последнем месте в ранге честолюбивых людей, и я могу не беспокоиться о том, что ты заберешь мою книгу.
- Какие-то это сомнительные достижения, - вздохнула Тсуна, взяла мальчишку за руку и повела домой.
Фуута всю дорогу счастливо улыбался.

***
- Ранговый мальчик? – Изумленно переспросил Хаято, - у нас дома?
- Еще раз спроси, - раздраженно отозвалась Тсуна, - как будто с первого раза не понял.
- Да понял я, - обиженно бросил Гокудера, - просто удивился.
- Тсуна-нее, - подбежал к Саваде Фуута, - они меня уже нашли.
- Семья Тодд, - поморщилась Тсуна, на мгновение выглянув в окно, - крутые ребята.
- На седьмом месте по кровожадности, - сжался Фуута.
- Бель, - позвала Тсуна.
- Ши-ши-ши … будет сделано, - Принц с усмешкой поднялся с дивана, на котором валялся.
- Только чисто и подальше от дома, - повела плечами Савада, - и, желательно, что бы их не нашли.
- Я тоже пойду, - вызвалась Бьянки, - избавляться от следов я умею.
- Тсуна-нее может быть жестокой, - с какой-то непонятной интонацией произнес Фуута, когда эти двое вышли.
- Иначе не выжить, малыш, - глаза Тсуны были необычайно холодными, - мы же в мафии.
- Да, - грустно вздохнул Фуута.
Савада смягчилась и ласково погладила мальчика по голове.

***
Семьи у Фууты не было, поэтому и чемодан на пороге на следующий день не появился. Покупкой одежды и все прочего для мальчика, Тсуне пришлось заниматься самой.
К ее удивлению, толка от рангового мальчика оказалось гораздо больше, чем от любого другого домочадца. Фуута взял на себя всю уборку в доме, помогал ей с готовкой, и развлекал детей по вечерам. Должно быть, из-за постоянной жизни в бегах, Фуута был более самостоятельным, чем даже Гокудера.

***
Вся улица перед домом была забита людьми в черных костюмах. Некоторые из них были знакомы и Гокудере и Тсуне.
- Неужели? – Воскликнула Тсуна и поспешила скорее в дом.
- Приперся, - проворчал Хаято, но скорости тоже прибавил.
- Дино-нии-сан! – Повисла на шее у светловолосого парня Тсуна.
- Йо, Тсуна, - поздоровался Дино, - и тебе, недомерок-подрывник.
- Мустанг, - кивнул Гокудера.
- Ши-ши-ши … Принц не хотел пускать Коняшку в дом, но Реборн его заставил, - сказал Бельфегор.

***
- А у тебя тут весело, - усмехнулся Дино во время ужина, - Потрошитель, подрывник, младший Бовино, человек-бомба из Китая и ранговый мальчик. Весьма интересная компания.
- Ты забыл про Бьянки, - сказал Реборн.
- Хм …
Тсуна была уверена, что про Бьянки, особенно когда она сидела с ними за одним столом, Дино-нии-сан не забыл, просто вредничает. Все-таки, Ядовитый Скорпион перетравила кучу народа из семьи Каваллоне в свое время.
- Очень весело, - многозначительно отозвалась Тсуна, - каждый день как в комедии.
Дино рассмеялся.

***
Званый вечер был, как и все предыдущие, уныл и скучен. Занзас постоянно подавлял зевоту.
- Долго еще нам здесь торчать? – Спросил Скуало, которому уже тоже все осточертело.
- Еще минут пятнадцать, - взгляд Занзаса остановился на интересной картине. Один из глав семей чуть ли не плакал, разговаривая с другим, - что это с доном Валеджо?
- А, - хмыкнул Скуало, - его четырнадцатилетняя дочь фокус отмочила. Забеременела от сына дона Раймондо. Хуже всего то, что это стало достоянием общественности. Теперь спешно организуют свадьбу.
Занзас ухмыльнулся. Ему, слава Мадонне, беспокоиться о подобном было рано. Его сестра была еще маленькая, ей всего тринадцать лет. Тут ухмылка Занзаса сползла с лица. «Четырнадцать идет же сразу за тринадцатью?» То есть, чисто гипотетически, его сестра на следующий год могла …
Занзас побледнел.
- Вроой, чего это с тобой, босс? – Испугался Скуало.
- Поехали домой, мусор, - прохрипел Занзас, стараясь расслабить узел галстука.

Занзас до позднего вечера метался по кабинету. В голову лезли разные безрадостные мысли. В конце концов, он принял решение.
- Пакуй чемоданы, Эстебан, - постучал босс Варии по стеклу террариума, - мы едем к твоей хозяйке в Японию.
Глава 19.
Занзас мог гордиться своим поистине эффектным появление дома у сестры.
- Ну что, мусор, не ждали? – громко спросил он, появляясь в гостиной.
Шум, гам и крики, слышные даже на улице мгновенно стихли.
- Нии-сан! – Воскликнула Тсуна, появляясь из двери, ведущей, видимо, в кухню.
- А я в гости, - сказал Занзас, кинув на всех, находящихся в комнате, леденящий душу взгляд.

***
Этого-то Занзас и боялся. Вокруг его сестры крутилось много мусора. Про взрывающий мусор и мусор с короной он прекрасно знал, но наличие у сестры стольких поклонников, Занзаса серьезно удивило.

***
- Савада! Когда ты уже вступишь в наш клуб? Я уже ЭКСТРИМально устал ждать! – Рядом с сестрой появился парнишка с наклеенным на нос пластырем.
- Семпай, я уже который раз тебе говорю, меня не интересует бокс, - устало ответила Тсуна.
Занзас злобно нахмурился. Он, как мужчина, прекрасно понимал, что для этого нахального японца, клуб – это всего лишь предлог, для того что бы затащить его маленькую и невинную сестру в …
- Ждать, значит, устал? – Процедил Занзас, сжимая кулаки.
- Нии-сан, - мгновенно схватила его за руку, останавливая, Тсуна.
- О, Савада, это твой брат? Если он тоже такой же ЭКСТРИМальный, то пусть приходит в наш клуб! – Выкрикнул Сасагава Рехей, а потом дружески похлопал Занзаса по плечу и умчался по своим делам.
Тсуна, посмотрев на ошарашенное лицо брата, прыснула.
- Он помешан на боксе. Из-за этого за деревьями леса не видит, - пояснила для брата поведение своего семпая Тсуна.
Занзас механически кивнул.

***
- Тсуна, завтра у меня матч, - Солнечно улыбнулся Ямамото, - ты придешь поддержать нашу команду?
«Держи карман шире», - подумал Занзас.
- Конечно, - согласилась Тсуна.
- Тсуна, ты всерьез собралась тратить время на его кривляния на поле? – Возмутился Хаято.
- Это не кривляния, а бейсбол, - Ямамото мог стерпеть многое, но только не нападки в сторону любимого спорта.
Назревавшую драку остановила Тсуна, приобняв обоих спорщиков за плечи:
- Давайте не будем ссориться, хорошо?
Оба парня что-то недовольно пробормотали, но сели на места.
В итоге, до самого вечера, Ямамото больше никаких поползновений в сторону сестры не предпринимал, а Занзас так и не понял, как к нему стоит относиться.

***
С некоторыми личностями Занзас не церемонился.
- Ты что здесь забыл, мусор? – Приставил босс Варии пистолет к голове Десятого босса Каваллоне.
- В гости я приехал, - попытался отодвинуться Дино.
- Да неужели?
- Занзас, прекрати, а? Если ты меня убьёшь, Скуало расстроится.
- Конечно, расстроится, он ведь сам об этом мечтает, - хмыкнул Занзас, - прекрати вертеться возле моей сестры.
- Она и моя сестра тоже.
- Да с чего бы это?
- У нас с ней один учитель, так что считай, что она моя сестра по клятве, - серьезно посмотрев в глаза босса Варии, сказал Дино.
- Ладно, - отпустил его Занзас, - живи уж.
- Ну, спасибо, - облегченно отозвался Дино.

***
- Уроки закончились. Ты должна покинуть территорию школы немедленно. Или ты хочешь, чтобы я загрыз тебя до смерти?
Занзас, который решил сегодня встретить сестру из школы, замер. Вот это уже было настоящее домогательство.
- Сейчас я сам тебя загрызу, - пообещал Занзас, доставая пистолет.
- Попробуй, - мгновенно отозвался Хибари.
Остановить эту драку, Тсуна была уже не в силах.

***
- Ты ведешь себя как идиот, - сказал ему потом Реборн, который, с помощью Дино, растащил их с Хибари по углам.
- Неужели? – Хмыкнул Занзас. А то он сам этого не понимает.
- Как мама-медведица, - насмешливо бросил аркобалено.
- Тсуна мелкая и глупая, - отозвался Занзас, - а теперь она еще и далеко от меня. Если у нее будут неприятности, то, как скоро я смогу появиться здесь, что бы ей помочь?
- В этом и был смысл. Ты слишком сильно ее опекаешь, - пожал плечами Реборн, - она станет сильнее, только когда перестанет рассчитывать на тебя.
Реборн запрыгнул к нему на плечо.
- Может ты и прав, - устало потер переносицу Занзас.
- Расслабься, мама-медведица, если будет совсем страшно, то я защищу твоего медвежонка.
- Заткнись, - дернул плечом босс Варии.

***
- Когда вернусь в Италию, первым делом заменю обелиск на площади Святого Петра, на твою статую, - сказал вечером Занзас сестре.
Они сидели вдвоем на веранде, и никто не мешал им разговаривать.
- Сомневаюсь, что Папа Римский это оценит, - хмыкнула Тсуна.
- Если он хоть день проживет в этом доме, то он все поймет. Как ты это выдерживаешь? Я бы давно всех перестрелял.
Тсуна пожала плечами.
- Фуута говорит, что я занимаю второе место во всей мафии по терпеливости.
- Разве тебе не тяжело?
- Вначале было тяжело, - мрачно сказала Тсуна, - потом народу в доме прибавилось, и стало тяжелее в сотню раз. Но сейчас я привыкла.
- Проклятый аркобалено превращает мою сестру в образцовую домохозяйку, - усмехнулся Занзас.
- И не говори, - вздохнула Тсуна, - и все-таки меня напрягает.
- Что?
- Дедушка в детстве с меня пылинки сдувал. Оружие? Упаси боже. Мне первый раз пистолет-то дали, когда в Варию только привезли. И то, хранители в сумку затолкали, втайне от дедули.
Тсуна поежилась. Занзас внимательно ее слушал.
- И ты тоже. Если бы меня тогда Росси не похитил, ты бы и тренироваться мне не позволил. А это …
Савада беспомощно махнула рукой.
- Ты мог меня, в семилетнем возрасте, спокойно отпустить в другую страну? Да еще и жить оставить у незнакомых людей?
- Нет, - даже не задумываясь, ответил Занзас, - меня и сейчас сильно напрягает, что ты так далеко, хоть ты и гораздо старше.
- А Ламбо пять, - хмуро сказала Тсуна, - они оставили чемодан с его вещами на пороге дома. Деньги на проживание. Игрушки. И-пин четыре, история почти та же. Только за нее записку оставил ее учитель. Интересно, а ее родители в курсе, что она здесь? Или так и продолжают думать, что она у Фонга?
Занзас промолчал. Сестре явно было нужно выговориться.
- Не понимаю я их, честно. Как можно доверить детей абсолютно незнакомым людям?
Ты видел, как Реборн Ламбо лупит? У меня каждый раз сердце сжимается. Детям ведь, по сути, много не надо. У них косточки хрупкие. Хоть Ламбо и довольно живучий экземпляр людского рода.
- Ты боишься оказаться виноватой? – Спросил Занзас.
- Я боюсь, что они пострадают. Что я не досмотрю за ними. Что Ламбо во сне выдернет чеку из гранаты. Что И-пин нажрется своих ядовитых гедза, а ее противоядие не сработает. Что Фууту все-таки поймают вражеские семьи. Я за них в ответе. Они доверяют мне. Я боюсь их подвести. Не оправдать возложенных надежд.
- У тебя все получится, - взъерошил волосы сестры Занзас, - ты всегда была очень ответственной. Твой питомец до сих пор не сдох.
- Ты только что сравнил трех гиперактивных детей с вечно аморфным змеем, - фыркнула Тсуна, приободрившись, - а в чем-то Реборн все-таки прав. Когда ты рядом, я раскисаю.
- Так и должно быть, если бы ты перестала на меня полагаться, это был бы серьезный удар по моему эго, - пожал плечами босс Варии.
- Ну конечно, - рассмеялась Тсуна.
Занзас усмехнулся. Сестра выглядела явно лучше.
- Кстати говоря, об Эстебане, - вдруг сказала Савада, - не могу поверить, что говорю это, но будет лучше, если ты заберешь его с собой, когда будешь уезжать.
- Почему? – Удивился Занзас.
Тсуна обожала своего ползучего питомца. Будучи помладше, она частенько выпускала Эстебана поползать. Однажды во время нападения на особняк, группа вторженцев нарвалась на мирно «прогуливающегося» змея. Четверо взрослых мафиози, оказалось, боялись ползучих тварей до крайности. Поэтому двое при виде Эстебана упали в обморок, у одного произошел сердечный приступ, а четвертый позорно сбежал. После этой истории, между офицерами Варии начала ходить шутка про зачисление Эстебана в офицерский состав на пустующее место хранителя облака.
По мнению Скуало, Эстебан обладал почти всеми качествами, которые требовались. Он был молчалив, мог разобраться с врагами, если потребуется, и был как бы в стороне от дел. Шутка, в общем, прижилась.
- Бьянки вчера смотрела рецепт змеиного супа в интернете, - хмыкнула Тсуна, - и что-то я сомневаюсь, что за главным ингредиентом, она пойдет в супермаркет.
- Принца я тоже с собой заберу, - постановил Занзас, - а то Скуало уже жалуется.
- А как он? – Вырвалось у Тсуны.
- Да вроде жив, а что? – Занзас знал, что с мечником, Тсуна разговаривает не меньше, чем с ним самим, так что она должна была быть в курсе его дел.
- Да нет, ничего. Просто спросила.

Глава 20.
Занзас, в отличие от своего коронованного подчиненного, долго оставлять Варию без своего присмотра не мог. И уже через три дня после приезда, Занзас начал собираться обратно.
Бельфегор же препятствовал своему отъезду как мог. У него находились «дела», которые требовали его непосредственного участия, он «терял» корону, без которой, естественно, не мог вернуться в Италию, наконец, эти фокусы надоели Боссу Варии, и он просто схватил Принца за шиворот, и потащил его к выходу.

***
Должно быть, неприятности побаивались варийцев,потому что когда они были в городе, ничего особенного не происходило. Но и недели не прошло с того момента, как они покинули страну, как пропал Фуута. Тсуна и ее компания разыскивали ребенка повсюду, но нигде и следа его не было. Савада даже рискнула обратиться к Хибари за помощью. Ранговый мальчик как сквозь землю провалился.

***
Потом попал в больницу Рехей. Слушая, как возмущается беззубый семпай, лежащий на больничной койке, Тсуна понимала, все это взаимосвязано.
- Значит, говоришь, часы?
- Ну да. Я сам этого не помню, но мне сказали, что они лежали у меня на груди.
- Спасибо, семпай. Выздоравливай.

***
- Ты поняла, Тсуна? – запрыгнул к ней на плечо Реборн.
- Они выбирают студентов не без разбора. Все те, кто был избит, обладают в той или иной степени боевыми навыками.
- В порядке возрастания умений, - кивнул аркобалено.
- У них есть таблица Фууты, - не спрашивала, утверждала Тсуна.
- И их цель – ты, - отозвался Реборн.
- А попроще они ничего придумать не могли? Ну не знаю, просто подойти и начать со мной драку? – Раздраженно спросила Савада, - кто следующий по списку?
- Подрывник.
- Проклятье, - прошипела Тсуна и рванулась к выходу из больницы.

***
Она все-таки опоздала. От перспективы остаться без зубов, Гокудеру спас Ямамото, который услышал звуки драки.
- Я сама буду ухаживать за братом! Я сварила для него бульон! – Тыкала под нос Тсуне что-то жуткое и шевелящиеся в кастрюльке, Бьянки.
- Бьянки! Ты можешь поухаживать за мной, - полез к ней обниматься Шамал.
- Тсуна, - позвал ее Реборн. В его руке было что-то мелкое и подрагивающее.
- Чего?
- У Леона отпал хвост.
- Это должно что-то значить?
- Это плохое предзнаменование.
Тсуна, в лучших традициях своего брата, выругалась.

***
- Хибари-сан пошел разбираться с нарушителями.
- Кусакабе-сана только что принесли на носилках.
- Хибари-сан им покажет.

- Этот мальчишка умчался, я даже не успел дать ему противоядие, - задумчиво сказал Шамал.
- Мальчишка? – Не поняла Тсуна.
- Хибари.
- Он чем-то отравлен?
- Да, он мне нагрубил, и я его немного отравил. Одарил его Сакуракурой.
- А болезнью хороших манер или вселенского терпения ты его одарить не мог? – мрачно спросила Тсуна.

***
Хибари не вернулся. Гокудера был в больнице. Фуута так и не нашелся. Пули предсмертной воли были недоступны. Ситуация была хуже некуда.
- Он может перестать?! - Сорвалась Тсуна из-за Леона, который за последний час сменил не меньше пятиста обликов.
- Не сходи с ума, глупая Тсуна, - флегматично отозвался Реборн.
- Как ты можешь быть таким спокойным?!
- От того, что ты будешь орать как бешеная, ситуация не изменится.
- Может, стоит позвонить брату?
Реборн двинул ей по голове.
- Твой брат до старости тебе будет задницу подтирать? – Посмотрел он на Тсуну тяжелым взглядом, - ты беспомощна. Твои друзья страдают, а ты хочешь переложить все на брата? Это твои друзья.
- И что мне делать?
- Сражаться.

***
- Они беглецы из тюрьмы, - сообщил Реборн, материализовавшись в палате Гокудеры через полтора часа. Хаято как раз пришел в себя, и Тсуна расспрашивала его и Ямамото о нападавшем.
- С чего ты взял? – Повернулась к нему Савада.
Реборн протянул ей два письма. Одно из них было распечатанным. Тсуна пробежалась глазами по строчкам.
- $%#!
- Как твой учитель, я должен был бы сейчас тебя наказать, - задумчиво произнес Реборн.
Второе письмо было адресовано ей, и с гербом Вонголы.
- Что там, Тсуна? – Обеспокоенно спросил Хаято, заметивший как нахмурилась подруга.
- Приказ, - поморщилась Савада, - Девятый приказывает мне избавиться от преступников.

***
Одну ее, разумеется, не отпустили. Ямамото, который, как всегда, все понял немного по-своему, первым вызвался сопровождать ее. Хаято вытребовал у Шамала какое-то обезболивающее и тоже снарядился, как бы Тсуна не уговаривала его остаться. Бьянки, обеспокоенная состоянием брата тоже решила пойти.
- Шамал, могу я тебя кое о чем попросить? – обратилась к доктору Тсуна.
- Конечно, моя сладкая, для тебя все что угодно.
- Присмотри-ка за Сасагавой Киоко и Куровакой Ханой, - попросила Савада, - гиперинтуиция на их счет что-то … нехорошее подсказывает.
- Присмотреть за двумя миленькими девочками? – Расцвел Шамал, - лучше задания я в жизни не получал.
- Ламбо, И-пин, - позвала малышей Тсуна, - вы сейчас пойдете к Хару. И глаз с нее спускать не будете. И защитите ее в случае чего, хорошо?
Дети понятливо кивнули. Дети-мафиози. Порой в этом был плюс.
- Тогда, пошли.
Тсуна вздохнула, и первая вышла из дома.

***
- Босс, нам стало известно местоположение Рокудо Мукуро и его подельников, - в кабинет Занзаса влетел Маммон.
- Врооой, и какое нам до него дело? - отозвался Скуало, - заказа на него не было.
- Да, только он сейчас в Японии, - сказал Маммон. Занзас и Скуало замерли, - мне сказать в каком городе, или вы сами догадаетесь?
- $%#! – Занзас резко поднялся. Про то, что сделала компания Рокудо Мукуро, им всем было прекрасно известно. И если он столкнется с его сестрой, то …
До тех же выводов, видимо, дошел и Скуало, который тут же начал названивать куда-то, пытаясь организовать самолет.
- Босс, они отказываются готовить транспорт, - повернулся к Занзасу мечник.
- Какого черта, мусор?
- Говорят, что это приказ Девятого.
Занзас швырнул графин с водой в стену.
Глава 21.
Все было очень серьезно. Кокуе-лэнд таил в себе множество ловушек и опасностей. И дохлые собаки, которые бросались на людей, были самой меньшей проблемой.
Ямамото и Бьянки пострадали. Этот парень-животное и меркантильная девчонка, которая вполне могла оказаться внебрачной дочерью Маммона, постарались на славу. Гокудера еле держался на ногах, действие обезболивающих заканчивалось. Тсуна была на взводе, поэтому, когда какой-то очкарик попытался надавить на нее через Киоко, Хану и Хару, нервы не выдержали, она громко расхохоталась.

***
Тсуна, как и все остальные, первый раз видела взрослую И-пин. Значит, этот ребенок все-таки сможет дожить до четырнадцати лет в этом тупом мире. Как ни странно, но эта мысль придала Саваде сил и уверенности.

***
- Фуута, стой! – Хотела было броситься за названным братишкой Тсуна, как ощутила чье-то присутствие. Какого-то очень сильного. И в следующую секунду огромный металлический шар смел Ямамото с пути.
- Ха-ха, - даже весь в крови, бейсболист оставался самим собой, - не успел увернуться до конца.
- Отошли назад и не лезьте, - приказала Тсуна, выходя вперед.

***
Что-то было в этом человеке. Он, словно и не хотел сражаться с ней. Бил в не полную силу. Тсуна гиперинтуицией ощущала что-то, исходящее от него. Это была … вина?
- С таким настроем ты не победишь, - сказала ему Савада. Пуля предсмертной воли почти перестала действовать.
- Заткнись, - закричал он, и попытался напасть. Тсуна нанесла последний удар.

***
Бесчувственного Ямамото пришлось оставить. Ланчию-сана тоже. Савада это имя помнила. Когда-то, брат хотел, что бы этот человек присоединился к Варии. Только вот потом случилась та история, с резней. Кажется, брат тогда совсем не понимал в чем причина этого поступка Ланчии. Теперь все встало на свои места. Надо ли говорить, что Тсуна была в бешенстве?

***
Одна единственная лестница на все здание? В том, что это ловушка, никто не сомневался. Особенно, когда прямо перед ними возник парень со штрих-кодом на лице. Тсуну, не смотря на всю серьезность ситуации, так и подмывало это прокомментировать, но тут в бой решил вступить Гокудера. Тсуна знала друга почти семь лет, поэтому в его упрямстве не сомневалась.
- Не вздумай помереть тут, - предупредила Савада Хаято, и полезла вверх по лестнице.

***
Фуута вонзил трезубец прямо в живот Бьянки. А потом нацелился на Тсуну.
- Фуута, постарайся сбросить контроль, - просила Савада, - пожалуйста, маленький братец.
Это было настоящее безумие. Тсуна не могла причинить вред Фууте. А сам мальчишка был недоступен. Единственное, что она ощущала было …
- Это не твоя вина, - прошептала Тсуна, - я на твоей стороне, всегда. Давай вернемся домой.
- Тсуна-нее, - произнес Фуута и потерял сознание. Из его носа пошла кровь.
- Что ты с ним сделал, $#%? – Крикнула Тсуна Мукуро.
Рокуда Мукуро рассмеялся.

***
- Давай начнем, - сказал Мукуро и ударил трезубцем в пол.
Тсуна ухмыльнулась.
- И чего ты собирался этим добиться?
Мукуро повторил попытку. Тсуна продолжала твердо стоять на земле и смотреть на него.
- Ты не …
- Я выросла в одном доме с сильнейшим иллюзионистом нашего времени, - посмотрела на Мукуро Савада, - твои фокусы на меня не подействуют.

***
- Змеи! – Воскликнула Тсуна, - Гремучники!
- Почему я слышу в твоем голосе восторг? – Задал риторический вопрос Реборн.
- Значит, они все живые и для меня? – Уточнила Тсуна, - то есть я могу оставить их себе?
Мукуро смотрел на то, как младшая сестра босса Варии раздает клички змеям и осознавал, что где-то он крупно просчитался.

***
Мукуро захватил тела Бьянки и Хаято. Потом прибежали парень-животное и парень-штрих-код. Тоже захваченные. Все они окружили Тсуну и смотрели на нее разноцветными глазами.
- Ты считаешь, что это нормально быть в стольких телах одновременно? – Поинтересовалась Тсуна, - что бы на это сказал Фрейд …
И они атаковали.

***
Тсуна устала, вымоталась, была ранена, и не могла причинить вреда Хаято и Бьянки. Ее муай тай без пули предсмертной воли действительно не хватало. Тсуна как раз парировала атаку парня-штрих-кода, как Леон засветился и взмыл вверх.
- Кажется, тебе повезло, - сказал Реборн, - он собирается выпустить оружие.
Как в подтверждение его слов, Леон располовинился и из него вылетело два предмета. Один с диким скулежом.
Тсуна поймала оба. А потом с непередаваемым лицом посмотрела на Реборна.
- Шерстяные варежки и щенок? Ты прикалываешься?

***
Пуля упрека оказалась совершенно не похожей на пулю предсмертной воли. Тсуна слышала голос Луссурии.
- Мадонна, Тсуночка не живет здесь почти полгода, а я до сих пор нахожу раскиданные ею вещи, когда же она научится порядку?
Потом Ханы.
- Почему при всем ее уме, она такая тупая? Семь баллов за тест по японскому, ну куда это годится?
«Да да, я тупая и бардачная»
- Врооой, босс, не совершай поспешных действий. Я уверен, что все обойдется, Тсуна умная, она в десять раз умнее меня. Тебя в пятнадцать.
- Заткнись, мусор. И без тебя знаю, что она умная.
- И она гораздо сильнее, чем сама считает. Главное, правильная мотивация.
Правильная мотивация? Чего я хочу? Я хочу освободить Хаято и Бьянки. Хочу, что бы мы все вместе вернулись домой. Хочу поговорить с братом и Скуало-саном. И для этого мне нужно победить Мукуро.

***
- Я хочу уничтожить мафию. И для этого мне нужна ты, младшая сестра будущего Десятого Вонголы.
- Ты хочешь через меня добраться до брата, - процедила Тсуна.
- Я хочу захватить тело твоего брата, - поправил ее Мукуро.
- Тело, значит, захотел? – Тсуна сжала кулаки. Пламя вспыхнуло на перчатках, - Извращенец!
Участь Рокудо Мукуро была предрешена.

***
Тсуна никогда в жизни не видела Вендиче. И была бы рада, если бы это был первый и последний раз. Их подавляющая сила практически прижимала ее к полу. А их внешний вид пугал до дрожи в коленях.
Только стоило жутким тюремщикам исчезнуть, как тело Тсуны скрутила ужасная боль.
- Тсуна, врачи уже рядом, - как сквозь вату, услышала она голос репетитора, и потеряла сознание.

***
- Реборн, ты считаешь нормальным то, что твой хамелеон породил собаку? – Это было первое, что спросила Тсуна, придя в себя. Щенок спал у нее в ногах.
- Тсуна, - не обращая внимания на вопрос, серьезно начал Реборн, - у Занзаса проблемы.
- Что с ним? – мгновенно вскинулась Савада. Кто-то невидимыми тисками сжал сердце.
- Он … мне очень жаль, Тсуна.

@темы: Reborn!, фик

URL
   

not interest stories

главная