Alteara
Глава 22.
Глыба льда. Холодная темница, в которой был заключен ее брат. Тсуна стояла перед ней на коленях, прислонившись лбом ко льду.
- Это моя вина? – Тихо спросила она подошедшего Скуало.
- Нет, - ответил мечник и положил руку на ее макушку, - это его собственная вина.

- Это был прорыв точки нуля, - сказал Скуало, выведя ее из зала.
- Та самая техника Первого Вонголы? – Мрачно отозвалась Тсуна, - и почему Девятый применил ее на брате?
- Все просто, - пожал плечами мечник, - босс напал на него.
Тсуна вздохнула.
- Он, правда, жив?
- Так говорят записи об этой технике, - пожал плечами Скуало, - я не знаю, как можно вытащить его оттуда, чтобы проверить.
Тсуна промолчала. Она догадывалась как. Вот только Скуало-сан вряд ли бы это одобрил.

***
- Надеюсь, ты собой доволен, - произнесла Тсуна, с ненавистью глядя на Девятого.
- Тсуна … - начал было Тимотео, но был резко перебит.
- Мне нужны кольца Вонголы.
- Тсунаеши, мне жаль, что так получилось, - сказал Девятый, - но он вынудил меня.
- Он вынудил тебя?! – Сорвалась Савада, по ее лицу потекли злые слезы, - это ты, ты вынудил его! Ты всегда лез не в свое дело, принимал решения, не советуясь с нами. Мы страдали, а ты только говорил «Ой, какая жалость, я ошибся» и считал себя прощеным. Только я всегда все помнила! И брат тоже!
Девятый отшатнулся. Он не узнавал приемную дочь. Руки сами потянулись за тростью.
- Что, испугался? – Проследила за движением взглядом Тсуна, - меня тоже в лед закатаешь? Ну, давай …
Тимотео почувствовал себя постаревшим лет на двадцать.
- Что ж ты замер? Неужели совесть? А когда ты родного сына заморозил, где она была? Где она вообще у тебя все эти годы была?!
- Тсуна, - беспомощно сказал Девятый.
- Я тебя ненавижу. Правда. В детстве я не врубалась, почему брат старается с тобой не пересекаться, но став постарше, я поняла. Ты самодур. Ты слушаешь только себя. Ты только себя считаешь правым. Но ты ошибаешься. В этом мире, кроме тебя, еще куча народа. Ты был посредственным боссом все эти годы. И в сотню раз худшим отцом. Когда брат станет во главе Вонголы, он все изменит.
- Занзас не станет боссом, - глухо отозвался Тимотео, - напав на меня, он нарушил законы мафии.
- Ты уже дал интервью об этом на первую полосу? – Язвительно спросила Тсуна, - отослал письмо Вендиче по электронной почте? О том, что случилось, знают несколько человек. Ты, я, Скуало, Койот и Реборн. В Варии все считают, что он ранен и отлеживается. А Вонгола вообще не в курсе. Ты скажешь всем, что это был несчастный случай на тренировке. Ты хотел научить наследника супер-пупер технике, но старость не радость, и она вышла из-под твоего контроля.
- Тсуна, - попытался было возразить Тимотео.
- Заткнись и согласись! - Рявкнула Тсуна на приемного отца, - хоть раз в жизни послушай того, кто умеет думать!
- Хорошо, - устало опустился на свое кресло Девятый, - я сделаю так.
- И мне нужны кольца Вонголы.
- С чего ты взяла, что они тебе помогут?
- Я, в отличие от тебя, пользуюсь гиперинтуицией, - дернула плечом Тсуна.
Девятый открыл ящик стола и достал оттуда небольшую бархатную коробку с гербом Вонголы.
- Это они. И будь с ними осторожна, это реликвия Вонголы.
Тсуна хмыкнула и взяла коробку.
Держась за ручку двери, и стоя спиной к Тимотео, Савада сказала:
- Трое твоих сыновей мертвы, четвертого ты чуть не убил сам, а я тебя ненавижу. Есть над чем подумать, старик? – Впервые Тсуна использовала обращение Занзаса к отцу, чем и добила Тимотео окончательно.
А потом вышла, сильно хлопнув дверью.

***
Кольца были у нее в руках. Только что с ними сделать, что бы они растопили лед, окружавший брата, Тсуна не понимала. Она стояла перед ледяной глыбой, и вертела в руках кольца.
«Может, попробовать надеть их?» Странно, но шесть из семи колец, жглись. Они не хотели быть на ее пальцах. Зато оставшееся, излучало какое-то мягкое, ласкающее тепло.
«Должно быть, это кольцо неба».
Было неправильно видеть его на своей руке. Это кольцо принадлежало ее брату. Он должен был вот так надеть его. «И он это сделает» - решительно подумала Савада.
Кольцо Вонголы вспыхнуло оранжевым огнем.
«Вот оно что. Направить свое пламя в кольца».
Тсуна постаралась представить, как ее пламя из кольца неба переходит в остальные. Они зажглись. Каждый своим цветом. «Радуга», - подумала Тсуна, - «Как красиво».
Савада направила пламя из колец на лед.

***
Скуало вернулся в особняк Вонголы. До приезда Тсуны, он, как верный пес, сидел и караулил ледяную скульптуру, в которую превратился его босс. Но Тсуна отправила его в Варию. «Ты же знаешь, если этих зверюг оставить без присмотра, то они все разнесут», - сказала она. И Скуало согласился. Лишь подъезжая к резиденции убийц, Скуало вдруг подумал, что больно уж это было похоже на то, что она пыталась выпроводить его. Что бы он не помешал ей совершить что-то сумасбродное. Или безумное. Вроде того, как пойти и закончить дело брата с Девятым. Скуало не задержался в особняке и на пятнадцать минут.

***
Лед не плавился. Тсуна была почти в отчаянье, как к ней пришла мысль надеть свои варежки. «Они сделаны из того же материала, что и пули предсмертной воли», - припомнила слова Реборна Савада.
«Может помочь», - решилась Тсуна и натянула их.
Пламя стало сильнее в сотню раз, не иначе. Но лед все равно оставался неизменным.
А потом, мир скакнул перед ее глазами и, ее накрыла темнота.

***
Скуало как-то даже не поверил своим глазам сначала. Огромная струя пламени неба, которая была направлена на лед, была создана Тсуной. Но все равно ничего не получалось.
Вдруг Тсуна пошатнулась и рухнула на пол.
Скуало поспешил к ней. «Перестаралась».
Его глаза расширились в ужасе. Грудная клетка девушки не двигалась. Тсуна не дышала.

***
«Где я?»
Вокруг было темно. И абсолютно тихо. Неожиданно ее накрыла вереница образов.
Выстрелы, крики, смерть, и много-много крови.
- Убийство. Месть. Предательство. Кровавая история Вонголы, - раздался голос за ее спиной.
Они окружили ее. И она узнала их. Девятерых боссов Вонголы.

***
- Врача, скорее, - крикнул Скуало. Пульс не прощупывался. Сердце не билось.
- Не смей, - крикнул он, - не смей умирать, тем более на моих руках.

***
- Ты Десятый босс Вонголы? – Спросил Пятый.
- Нет, - бесстрашно ответила Тсуна, - я его сестра.
- Тогда почему ты здесь? – Задала вопрос Восьмая.
- Потому что мне нужно спасти моего брата. А у меня не хватает сил.
- И ты думаешь, что сможешь получить силу здесь? – Насмешливо отозвался Девятый.
- А ты тут вообще как оказался, - взвилась Тсуна, - от тебя ни там, ни здесь покоя нет.
- Видишь, Девятый, тебя ни здесь, ни там не любят, - ухмыльнулся Второй.
- Уж кто бы говорил, - отозвался Девятый, и замахнулся на него тростью.
Тсуна только хлопала глазами на начинающеюся свару.
«Вот тебе и боссы Вонголы. Крутейшие и справедливейшие».
- И ты пришла сюда за силой? – Спросил, оказавшийся рядом Первый.
- Я не знаю, как я сюда попала вообще. Я плавила лед от … - вдруг Савада осознала, что разговаривает с создателем техники, от которой пострадал ее брат, - прорыва точки нуля.
- Вот как, ты использовала кольца.
- Да.
- Ты – мой потомок. Ты обладаешь большими правами на Вонголу, чем твой «брат».
- Откуда ты об этом знаешь?
- Кольца – это коллективная память всех боссов Вонголы, пока они их носят. Девятый снял кольцо недавно.
- Это не важно, - покачала головой Тсуна, - кто и сколькими правами обладает. Главное, кто чего стоит. Мой брат будет лучшим боссом, чем я. Он будет лучшим боссом, чем вы все. С ним, Вонгола станет сильней, чем когда-то бы то ни было. А я сделаю все, что бы спасти его, поддержать, и защитить.
- Твоя решимость, принята безоговорочно, - сказал Первый.
И все вокруг растворилось.
Тсуна открыла глаза.

***
Скуало делал Тсуне массаж сердца и искусственное дыхание. Врачи уже бежали к ним.
Вдруг сердце под его рукой забилось. Тсуна очнулась.
- После того, что ты только что делал, ты будешь должен на мне жениться, - сказала Савада, как ни в чем ни бывало, поднимаясь.
- Тсуна, ты лежать должна, у тебя сердце не билось … ты умерла … - слова путались, Скуало все еще был в шоке.
- Некогда разлеживаться, - произнесла Тсуна, и надела варежки.
- Тсуна! – Дернулся к ней Скуало, что бы остановить.
Но на ее лбу разгорелось пламя предсмертной воли, и огромный оранжевый луч ударил по льду.
Лед треснул и начал таять. У Скуало от удивления открылся рот.
Глава 23.
Занзас чувствовал боль во всем теле. Это определенно доказывало, что он все еще жив.
- Вроой, ты не можешь оставаться здесь спать. Здесь нет места, - слышал он голос патлатого мусора.
- Видишь кушетку? Помоги мне придвинуть ее поближе к кровати, - ответил ему девичий голосок. Сестра.
- Она слишком маленькая, - проворчал Скуало, - ты на ней не поместишься.
- Помещусь, все будет нормально.
Раздался скрип передвигаемой мебели.
- Прямо по паркету, - хохотнул мечник.
- Мы же в особняке Вонголы. Можно и пару бранных слов маркером на натюрмортах написать, - отозвалась насмешливо Тсуна.
«Почему мы в особняке Вонголы? Что произошло?»
- Может, лучше я останусь? Твое здоровье меня, знаешь ли, тоже беспокоит, – голос мечника звучал обеспокоенно.
- А ты сам-то на кушетке поместишься? – фыркнула Тсуна, - или к моему брату под бочок ляжешь?
- Вроой, давно я тебя за уши не таскал, - сказал Скуало, - ладно, оставайся. Я буду в соседней комнате.
- Спокойной ночи, - сказала сестра.
- И тебе спокойной ночи, Тсуна, - ответил мечник.
Раздался писклявый собачий лай.
- Ладно, ладно, и тебе спокойной ночи, мелкая псина, - проворчал Скуало.
Тсуна хихикнула.
«Нужно открыть глаза», - подумал Занзас и заснул.

***
Утром, Занзас почувствовал, что уже может немного двигаться. Он посмотрел по сторонам. Он был в своей старой комнате в резиденции Вонголы. У его кровати на кушетке дремала Тсуна.
- Тсуна, - попробовал позвать сестру Занзас, но из горла вырвался только хрип. Но Тсуне хватило и этого. Она проснулась и посмотрела на него.
- Нии-сан, - сестра мгновенно оказалась рядом с ним, - ты, наверное, пить хочешь?
Занзас еле заметно кивнул.
Тсуна осторожно смочила его губы водой.
- Пить пока нельзя, разговаривать тоже, - сообщила сестра, - поэтому молчи и отдыхай.
Занзас посмотрел на нее раздраженным взглядом.
- Это ненадолго, - смягчилась Тсуна, - день-два не больше.

***
Когда Занзас проснулся следующий раз, Тсуны не было. На кушетке сидел Скуало, который игрался с каким-то комком шерсти.
Почувствовав взгляд начальства, мечник поднял голову.
- Вроой, босс проснулся? Тсуна говорила, что ты уже приходил в себя. Не вздумай даже рта открывать, у тебя гортань повреждена.
В комнату зашла Тсуна, неся на руках поднос с едой.
- О, нии-сан, ты проснулся? Прости, но есть тебе будет можно только завтра.
Занзас кинул на них злобный взгляд. Комок шерсти испуганно гавкнул.

***
Потом Занзас проснулся, когда было уже темно. Приглушенный свет шел только от торшера, стоящего рядом с кушеткой. Тсуна сидела и читала какую-то книгу. Скуало спал, положив голову на ее колени.
«Как встану на ноги, оторву ему башку», - решил Занзас.

***
- Не смей! – хрипло сказал Занзас.
- Сам ты ложку не удержишь, - возразила Тсуна, - или мне позвать Скуало-сана, что бы он покормил тебя?
- Нет, - отозвался босс Варии. Руки действительно плохо слушались. И если выбирать между двумя няньками, то сестра лучше. Она не станет насмехаться над его состоянием, - почему только бульон?
- Потому что ничего твердого тебе нельзя, - как ребенку, объяснила ему сестра, - был выбор, между овсяной кашей и бульоном. Поверь мне, в овсяную кашу, твое любимое мясо не добавляют.
Занзас обреченно кивнул.

***
- Рассказывай, - сели перед ним Скуало и Тсуна. Они явно жаждали знать, как Занзас дошел до такой жизни.
- Чего вам?
- Почему ты ни с того ни с сего напал на старика, - сложила руки на груди Тсуна.
Занзас моргнул. Сестра назвала старого пердуна не «дедушкой», а «стариком». Видимо, что-то произошло, пока он был во льду.
- Достал, - бросил Занзас, - и вы, кстати, тоже.
- Нии-сан, это из-за того, что он запретил вам лететь в Японию? – Хмуро спросила Тсуна. Ну, вот и чего, спрашивается, она делает такое лицо, словно она виновата.
- Это просто последняя, - Занзас поморщился, - капля. Он достаточно вставлял нам палки в колеса. Я встретился с ним, что бы он отменил запрет, хотел сказать ему, что тебе угрожает опасность. Но он итак это знал. Он сказал, что ты должна справиться с этим. А если не справишься, то ты обуза для Вонголы. Я взбесился и кинулся на него.
Скуало кивнул сам себе. Он именно такое и предполагал.
- Он прислал мне официальный приказ на устранение Рокудо Мукуро и его подельников, - сказала Тсуна.
- $%#! – Прокомментировал ее слова Занзас.
Скуало разозленно ударил рукой по подлокотнику.
- Но ты справилась, - сказал Занзас, - мы просматривали его дело, когда он только сбежал. Весьма кроваво.
- Не то слово, - вздохнула Тсуна, - Ямамото, Гокудера и Хибари до сих пор не пришли в себя. Бьянки прооперировали, Фуута потерял способности. Эксперимент старика удался на славу.
- Не думай даже винить себя, - дернул ее за прядь волос Скуало, - ни за состояние друзей, ни за босса. Тем более что с ним, это рано или поздно случилось бы.
Тсуна непонимающе посмотрела на брата.
- Мы собирались устроить переворот. Как раз, в то время, когда старик привез тебя к нам первый раз.
- Но вы этого не сделали, - ошарашенно произнесла Тсуна, - почему?
- Девятый не такой уж и глупый. Он бы не оставил тебя у нас просто так. Он названивал каждый день, и за тобой присматривали, - пояснил мечник, - если бы кто-нибудь из его соглядатаев заметил шевеление в рядах Варии, это тут же стало бы известно Вонголе. Так что на время планы пришлось отложить. А потом как-то все … закрутилось.
Тсуна была удивлена. Она даже не подозревала ни о чем подобном.
- Но теперь о Вонголе придется забыть, - сказал Занзас, - я нарушил законы мафии.
- Девятый всем говорит, что с тобой случился несчастный случай на тренировке, - нахмурился Скуало, - только я не понимаю, зачем он это делает.
- Ну, зачем-то же он меня разморозил, - усмехнулся Занзас, - что?
Скуало и Тсуна переглянулись.
- Это не Девятый разморозил тебя, - сказал Скуало.
Занзас вопросительно посмотрел на него.
- Это я, - призналась Тсуна, - использовала кольца Вонголы. И про тренировку старик говорит тоже из-за меня.
Скуало и Занзас уставились на нее. Для Скуало стало новостью последнее признание, а вот Занзас был не в курсе последних дел сестры вообще.
- У меня с Девятым тоже состоялся разговор. На повышенных тонах, - Тсуна поморщилась, - я, так скажем, убедила его не подвергать сей инцидент огласке. Так что ты все еще наследник Вонголы.
- Ого, - уважительно кивнул Скуало.
- Как ты меня разморозила? – Спросил Занзас.
- Использовала кольца Вонголы, говорю же, - отозвалась Тсуна, недовольная, что они вернулись к этому разговору. Рассказывать про видение боссов Вонголы не хотелось. Так же как и про свою клиническую смерть, которая так напугала Скуало, - и добавила кое-что свое.
- Перчатки, - произнес Скуало, - никогда их у тебя не видел.
- Э … вы будете смеяться, - с сомнением посмотрела на них Тсуна, - поэтому я не хочу об этом говорить.
- Мы не будем смеяться, - пообещал Занзас.
Тсуна вытащила из кармана белые шерстяные варежки с красной надписью «27».
- Это мое оружие.
Занзас моргнул. Скуало замер. Через секунду они оба расхохотались.
- Я же просила, - раздраженно бросила Савада, и запихала варежки обратно в карман.
- Они выглядели иначе, - сказал, успокоившись, Скуало.
- Когда я пропускаю через них пламя, они становятся как перчатки, - объяснила Тсуна, - и смотрятся всяко лучше, чем в неактивном состоянии.
- Откуда ты их взяла? – Заинтересовался Занзас.
- О, вот это самое интересное. Во время боя с Рокудо Мукуро, их породил Реборновский Леон. Их и этого бестолкового товарища, - взяла в руки дремлющего щенка Тсуна.
- Подожди, это тоже оружие? – погладил щенка Скуало, - я думал, ты просто подобрала его по доброте душевной.
- Его зовут Гарди.
- Гарди?
- Я назвала его Гард, ну, как стражник по-английски, но оказалось, что это щенок померанского шпица, так что сторожить у него не получится. Вообще не понимаю, что с ним делать теперь, - щенок начал играть с рукой девушки, - ну какой это Гард. Только Гарди.
- Черепаха Коня становится здоровенной, если ее намочить. Может и у него какие-нибудь скрытые таланты есть, - задумчиво посмотрел на щенка Занзас.
Мечник согласно кивнул.
Тсуна удивленно посмотрела сначала на Скуало, потом на брата.
- А то, что его родил хамелеон, меня одну удивляет, что ли?
Глава 24.
К вечеру третьего дня, Занзас смог встать с постели.
- Я узнавала по поводу шрамов, - сообщила ему сестра, когда он подошел к зеркалу, - наши исследователи поработают над тем как их скрыть.
Шрамов было много. И не просто маленьких порезов, а огромных полос поврежденной кожи, которые серьезно выделялись. Лицо было одним сплошным шрамом.
- Ты всегда был мерзопакостным уродцем, босс, - прокомментировал Скуало, - по мне так ты совсем не измен … ох …
Тсуна со всей широты души зарядила мечнику локтём в бок.
- Чушь болтаешь, - буркнула Савада.

***
На следующее утро Тсуна не пришла.
- Я отправил ее к врачам, - неохотно отозвался Скуало, когда Занзас спросил его по поводу сестры, - я итак достаточно шел у нее на поводу, но сейчас с тобой все нормально.
Занзас нахмурился.
- Что случилось?
Скуало вздохнул, пытаясь подобрать слова:
- Она плавила лед, и вдруг упала. Я думал, что она перенапряглась и потеряла сознание, - мечник снова почувствовал тот липкий ужас, который возник, когда он понял, что Тсуна не дышит, - но она … я думал, что она умерла. Сердце не билось, дыхания не было, пульс не прощупывался. Врачи бежали так долго.
Скуало мотнул головой, отгоняя неприятные воспоминания.
- Она была мертва минуты три, а то и больше, - продолжил мечник, - а потом просто пришла в себя. Встала, как ни в чем не бывало, и создала такую струю огня, что лед треснул.
Занзас моргнул.
- Я пытался расспросить ее, но она мастер уходить от разговора, - пожал плечами Скуало.
- Сплетничаете за моей спиной? – Спросила Тсуна, заходя в комнату.

***
Занзас никогда до этого не надевал кольцо Вонголы. Кольцо было горячим. Тсуна была права, оно ощущалось как живое существо. Вспыхнул огонек пламени с немного красным отливом.
Тсуна внимательно посмотрела на него.
- Вот оно какое, твое пламя. Ни разу не видела его.
- У тебя другое? – С интересом спросил Занзас.
Тсуна достала из кармана варежки. Надела их и словно задумалась. На ее лбу разгорелось пламя предсмертной воли.
Тсуна, в глазах которой отражалось пламя, отчего они выглядели оранжевыми, и в перчатках, которые теперь совсем не были похожи на глупые варежки, выглядела внушительно. Серьезно.
- Врооой, а когда они не белые и пушистые, то вполне крутые, - высказал свое мнение по поводу оружия Скуало.

***
- У тебя чистое пламя, - сказал Занзас, - чистое пламя неба.
- А у тебя нет? – Удивилась Тсуна.
- У меня пламя ярости. Пламя неба с примесью урагана, - объяснил босс Варии.
- Тогда, - задумалась Савада, - я видела пламя Дино-нии-сана во время тренировок. Готова поспорить, что у него есть примесь пламени солнца.
- Весьма вероятно, - кивнул Занзас.
- Кстати, с каких пор у тебя получается зажигать пламя предсмертной воли без пуль? – Заинтересовался Скуало.
Смышленое лицо Тсуны неожиданно приобрело довольно глупое выражение:
- А и правда?

***
- Мне все это не нравится, - сказал Занзас Тсуне, когда Скуало уехал в Варию.
- Что?
- Твои последние изменения, - помрачнел Занзас.
- Что не так? – С вызовом посмотрела на брата Тсуна.
- Знаешь, кто может зажечь пламя предсмертной воли без стимуляторов? Человек, готовый умереть в любой момент. Другого я бы за это зауважал. Но ты моя сестра, и мне не нравится подобный настрой у тебя.
Тсуна вздохнула. Ну вот, еще один человек с синдромом вины.
- Так вышло. И это не из-за тебя, - Савада пожала плечами, - думаю, это больше из-за Рокудо Мукуро.
- И здесь он влез, - раздраженно бросил Занзас.
- Довольно глупо, - вдруг смущенно сказала сестра, - но мне кажется, что если бы не обстоятельства нашей встречи, то мы могли бы подружиться.
- Он устроил кровавую баню, когда сбежал из тюрьмы, - обманчиво спокойным голосом начал Занзас, - а ты мне тут заявляешь, что подружилась бы с ним.
- Ты с ним не общался, - возразила Тсуна, - он умный и у него есть чувство юмора. Если бы он еще не хотел убить моих друзей, меня и через тебя разрушить Вонголу, то цены бы ему не было.
Занзас хмыкнул. Критерии подбора друзей его сестрой, все еще оставались ему, непонятны.

***
- Наконец-то мы дома! – Воскликнула Тсуна, переступая порог особняка Варии.
- Ура, босс и Тсуночка вернулись, - отозвался Луссурия и полез обнимать девушку.
- Вы долго, - отозвался Маммон.
- Как только нии-сан встал на ноги, - пожала плечами Тсуна.
- Какое счастье, что Занзас-сама в порядке, - расплакался Леви.

***
Занзас был готов пристрелить проклятую собаку. Щенок, привыкший спать в кровати Занзаса в Вонголе, притаскивался в его комнату каждый вечер.
- Сделай что-нибудь со своей псиной! - Возмущенно кричал он сестре.
- Он выбрал тебя своим объектом охраны, - отзывалась Тсуна, - и я не против, что бы он тебя охранял!
- Этот комок шерсти себя-то охранять не может!
- Мы этого не знаем, вдруг может. Тебе жалко, что ли?
Жалко ему не было. Просто бестолковый щенок храпел. И любил забираться на его подушку. И пускать на нее слюни. Только статус питомца-оружия сестры спасал пса от расправы.

***
Занзас проснулся от того, что Гарди жевал его ухо.
- Изыди, тупая псина, - отодвинул он щенка.
Босс Варии попытался заснуть снова, но сон пропал.
«Просто прекрасно, спасибо тебе, мелкий засранец». Время половина третьего.
Занзас вышел из комнаты и спустился вниз. На кухне горел свет. Кто-то еще не спал. Босс Варии направился туда и замер в дверном проеме.
Патлатый мусор и его сестра читали один журнал. И сидели друг к другу слишком близко, на взгляд Занзаса. Очень кстати вспомнилось, как Скуало спал на коленях его сестры.
- И чем это вы тут занимаетесь, мусор? – Выплюнул Занзас.
- Нии-сан? – Подняла голову Тсуна.
- Беги, - по старой дружбе посоветовал Занзас Скуало, доставая пистолет.

***
- Значит, ты все-таки живой, - протянул Хаято, смотря на Занзаса, - Тсуна здесь уже третью неделю торчит, я думал, ты копыта отбросил.
- Помалкивай, сопляк, пока не получил, - пригрозил ему босс Варии. Но Хаято хоть бы что, как с гуся вода. Как и всегда.
Он приехал в Варию утром, вместе с Фуутой. По их словам, в отсутствии Савады, заботу о детях взяли на себя Киоко и Хару. Фууту же, видимо, очень волновал вопрос о том, что с ним будет дальше.
- О чем ты? – Не поняла Тсуна, когда он его озвучил.
- Я потерял свои способности.
- И что? – Все еще не догоняла Тсуна.
- Теперь я бесполезен. Я больше не могу оставаться в твоем доме, Тсуна-нее.
- Фуута, ты жил у нас не из-за своих способностей. Если бы у тебя их не было, то я все равно приютила бы тебя, - Тсуна крепко обняла мальчика, - ты часть семьи, не думай, что что-то изменилось.
Фуута облегченно вздохнул.
- Только, Тсуна-нее, что мне теперь делать?
Если бы сама Савада потеряла в один момент свою гиперинтуицию и пламя, она бы тоже растерялась.
- Жить. А дальше что-нибудь придумаем, - потрепала Тсуна его по голове.

***
- Нии-сан, - задумчиво сказала Тсуна, - для того, чтобы вступить в права наследования, тебе ведь нужен полный комплект хранителей, так?
- Так, - согласился Занзас.
- И облака у тебя нет?
- Если не считать Эстебана, то нет, - кивнул на террариум босс Варии.
- У меня есть облако для тебя, - возвестила Тсуна.
- Что? – Посмотрел на нее удивленно Занзас.
- Правда, он еще маленький, но до наследования, он подрастет, и мы успеем его натренировать.
Сестра светилась триумфом.
Глава 25.
- Поверить не могу, что мы говорим о подобном, - простонала Тсуна, - нии-сан!
- Раньше я считал тебя здравомыслящей, - отозвался Занзас, - но, в свете последних событий, раз уж теперь ты готова умереть, в твою дурную голову вполне могут закрасться дикие мысли.
- Они не закрадутся! – Возразила Тсуна.
- Поэтому я напоминаю, - не слушая протестов сестры, продолжил Занзас, - как должна вести себя молодая, несовершеннолетняя девушка. Не пить алкоголь. Не курить. Не дай Бог, я узнаю что-то про наркотики, вообще тебе голову откручу.
Тсуна закатила глаза.
- Ты не должна ходить невесть где до ночи. Не оставаться с парнями один на один. Вообще лучше с парнями не общаться!
- Нии-сан, ты перебарщиваешь, - возмутилась Тсуна, - и занудничаешь!
Как она должна себя вести, брат перечислял еще полтора часа.

***
- Точно не стоит просвещать тебя, откуда берутся дети? – Насмешливо протянул Занзас.
- Нет, я в курсе, - процедила доведенная до ручки Тсуна.
- И откуда ты только узнала?
- Бьянки, - отозвалась Тсуна и подумала, если брат узнает, что это Скуало-сан когда-то подложил ей в учебники брошюрку о половом воспитании, тому точно конец.
- Ну, хоть на этот счет, я спокоен, - откинулся Занзас на спинку кресла, - я еще не готов становится дядей.
Тсуна устало прикрыла лицо руками.

***
- Я возвращаюсь в Японию, - известила брата Тсуна, - ты уже чувствуешь себя лучше, так что мне тут оставаться незачем.
Занзас махнул рукой.
- Главное, забери с собой свою собаку, - попросил Занзас.
Тсуна рассмеялась. Про особенную любовь Тсуниного питомца к Занзасу знали все офицеры. Пес практически постоянно крутился рядом с боссом. Лез к нему на колени или на руки, и обязательно облизывал лицо, если выдавалась возможность.
Занзас, с маленьким трогательным созданием на руках выглядел очень комично, что подрывало репутацию брата.

***
- Мы дома! – Оповестила всех Тсуна, заходя в свой дом.
- Тсуна! – Хором встретили ее многочисленные домочадцы, и просто гости.
- Тсуна, твой брат поправился? – Ямамото, похоже, здесь прописался.
- Сестренки Хару и Киоко готовят жареный рис! – Ламбо как всегда о еде.
- Вы как раз к ужину, Гокудера-кун, Тсуна-чан, - Хару в фартуке и с деревянной лопаткой в руках.

***
- Прошел слух, что тебе больше не нужны пули, чтобы зажечь пламя предсмертной воли, - когда все гости разошлись по домам, а домашние пошли спать, завел разговор Реборн.
- Быстро же слухи бегут, - усмехнулась Тсуна.
- Точно.
- Это хорошо, или плохо? – Спросила Тсуна, - нии-сан выглядел напуганным, ну или скорее обеспокоенным.
- Твое психическое состояние теперь таково, что ты готова умереть в любую минуту. Для тринадцати лет, это ненормально, - задумчиво сказал Реборн, - с другой стороны, ты больше не такая беспомощная, и сможешь защититься, если меня не будет рядом.
- У меня проблемы с психикой? – Настороженно поинтересовалась Савада.
- Нет, многие живут так. Сасагава Рехей, к примеру, - пожал плечами репетитор, - просто у него это процесс естественен, а у тебя так получилось в результате стресса. Можешь считать, что ты резко выросла. Морально.
Тсуна промолчала. Тем более что ей и ответить было нечего.

***
- Ты точно в порядке?
- Тсуна, ты же уже спрашивала, - улыбнулся Ямамото, - на мне все как на собаке заживает.
- Ты из-за меня пострадал, - виновато посмотрела на друга Тсуна, - не стоило тебя брать с собой.
- Стоило, - неожиданно серьезно сказал Такеши, - и, если что-то еще случится, я пойду снова.

***
- Хибари, как ты? – Спросила Тсуна, заглядывая в комнату дисциплинарного комитета.
В ответ в Тсуну полетела тонфа, девушка пригнулась, оружие застряло в стене.
- Ясно, ты в порядке.
- С каких пор, ты начала звать меня на «ты», травоядное?
- С тех пор как решила, что ты присоединишься к моей семье, - сверкая улыбкой, сообщила Тсуна. Возможно, это был очень глупый поступок, но что-то подмывало ее поступать именно так.
Хибари Кея ошарашенно моргал.
«Чего это с ним?»
- Травоядное, ты жениться на себе предлагаешь, что ли?
Теперь ошарашенно заморгала Тсуна.
Было очевидно, что они друг друга недопоняли.

***
- Бьянки.
- Тсуна.
- Мне жаль, что так получилось.
- Ты уже всех обошла, извиняясь? – Грустно усмехнулась Бьянки.
- Ну да, - кивнула Тсуна, - а у тебя что-то случилось?
- Я попросила Реборна жениться на мне, а он отказался, - душераздирающе произнесла отравительница.
- Да что за день сегодня такой, - нервно хихикнула Савада, - я сегодня тоже попросила одного … жениться на мне.
- И что, он тоже отказал? – Сочувствующе посмотрела на нее Бьянки.
- Хуже, - отозвалась Тсуна и содрогнулась, - он согласился.

***
Домой Гокудера вернулся с фингалом.
- Откуда это? – Спросила Тсуна, осматривая лицо друга.
- От Хибари, я не понял даже, от чего он взбесился. Что-то вроде «ты слишком близко к моему травоядному». Чего ему надо было?
Тсуна со стоном прикрыла лицо руками.

***
Хибари Кея был воистину дьяволом во плоти. После Гокудеры воспитанию подверглись Ямамото и Рехей.
- Я не понимаю, как он вообще мог это так воспринять? – Билась головой о стол Тсуна, - то есть … ну … я – это же просто я, так? С чего бы самому Хибари Кее обращать на меня внимание?
- Ты себя недооцениваешь, - запрыгнул на стол Реборн, - ты – девушка, которая смогла драться с ним почти на равных, а потом смогла победить противника, который побил его самого. Определенно, ты для него вызов.
- И что мне делать, Реборн?
- Замуж идти, - хмыкнул репетитор.
- Реборн!
- Это научило бы тебя следить за языком. Ты, человек, который приближен к Десятому Вонголе. Ты не имеешь права на подобные двусмысленности. Пойди и поговори с ним, объясни, что ты не это имела в виду.

***
- Хибари, давай проясним.
- Зверек?
- Когда я говорила, что ты присоединишься к моей семье, я имела в виду, что ты станешь моим хранителем …
- Разумеется, я буду тебя хранить и оберегать, - подтвердил Хибари, в которого были крепко вбиты семейные ценности Японии.
- Я не об этом! – Возмутилась Тсуна, - я просто говорю, что мы не можем пожениться.
- Почему? – Прямо перед ее носом блеснула сталь тонфа.
- Потому что, - сглотнула Тсуна, - у меня уже есть … жених.
Вообще она собиралась сказать совсем другое. Она собиралась объяснить Хибари, что значение слова «семья» в японском, и «семья» в итальянском немного различаются. Но почему-то вырвалось именно это. Откуда подобное вообще взялось в ее разуме, Тсуна не понимала. Не иначе как «дикая мысль», о появлении в ее голове, которой так переживал брат.
- Вот как, - ухмыльнулся Хибари, - тогда я думаю, что ему стоит прийти сюда. И сразиться со мной.

***
- Браво, - зааплодировал Реборн, - это был фантастический … провал!
- Заткнись, - беспомощно отозвалась Тсуна.
- И что ты теперь будешь делать? – Поинтересовался Реборн, - учти, из твоих хранителей, он сильнейший.
- Я знаю, - буркнула Савада и достала телефон.
Как будто у нее был особенный выбор что делать.

***
- Скуало-сан?
- Врооой, Тсуна, что с твоим голосом?
- Как насчет того, чтобы постоять за мою честь?
- ЧЕГО?!
Глава 26.
Скуало прибыл в Японию так быстро, что Тсуна подозревала, что он угнал самолет.
- Врооой, где этот, желающий вступить в семейную жизнь? – Влетел он в дом, размахивая мечом.
- Скуало-сан, полвторого ночи. Он спит, наверное, – встретила его сонная Тсуна.
Бой пришлось ненадолго отложить.

***
Скуало еле заметно посмеивался, смотря на разукрашенных приятелей Тсуны:
- И он вас всех уделал? Даже тебя, подрывник?
- Он бешеный, - раздраженно отозвался Хаято, - сильнейший из нас.
- Хибари с детства был ЭКСТРИМАЛЕН! – Выкрикнул Сасагава Рехей.
- Я вообще не понимаю, что Тсуне понадобилось от него, - вздохнул Ямамото.
- Я хотела сказать ему, что выбрала его своим хранителем облака и попросить его потренировать Фууту, - отозвалась Тсуна.
- Шутишь что ли? – Аж подпрыгнул Хаято, - он станет твоим хранителем?
- Отдать этому монстру своего младшего брата? – Возмутился Рехей.
- С чего ты вообще взяла, что это хорошая идея? – Спросил Такеши.
- С того, что гиперинтуиция сказала, - буркнула Савада, - они оба облачники. Из Фууты выйдет отличный хранитель Вонголы.
- Вроооой, этот пацан? – Воскликнул Скуало, - он же сопляк!
- Старше, чем был Принц, когда он стал хранителем, - возразила Тсуна.
Скуало пожал плечами.
- Но Хибари превратно понял слово «семья», которое я употребила. Остальные мои слова отскакивают от него как от стенки горох, - продолжила объяснять Тсуна.
- Каждый слышит только то, что хочет услышать, - проворчал Хаято.
- Ну, я и сказала ему, что у меня уже есть жених. Он потребовал его увидеть и сразиться с ним.
- И вот тут появляюсь я, так? – усмехнулся Скуало.
- Точно, - кивнула Тсуна, - тем более, что ты итак должен на мне жениться.
Только Тсуна как-то позабыла, что обстоятельства получения Тсуной от Скуало подобного долга известны лишь им двоим.
В комнате повисла тишина.
- Вроой, не вздумай такое при боссе ляпнуть, - попросил мечник, - прошлый раз еле его успокоили.
- Хмм…
- Я серьезно, - сказал Скуало, чувствуя, что его прожигают взгляды. Что-то подобное он уже однажды ощущал. Следовало поблагодарить Бога, что в этот раз Принца тут не было.

***
- А где Скуало-сан? - Спросила Тсуна.
- Пошел разбираться с твоим «женихом», - отозвался Реборн.
- Что? Уже? Я должна быть там, - воскликнула Савада, и начала метаться по дому.
Вдруг раздался душераздирающий рев.
- Ламбо? Что случилось?!
- Тсунааа! – подбежал к ней плачущий мальчишка, - зуб болииииит.
Савада вздохнула. Все у нее не как у людей.

***
Скуало и Хибари стояли друг напротив друга и ждали, когда же появится Тсуна. Драться в отсутствии объекта спора было как-то неудобно.
Вдруг практически из кустов на них вылетела запыхавшаяся Хару.
- Где Зверек? – Спросил, уже начавший выходить из себя, Хибари.
- Тсуна-чан глубоко сожалеет о предоставленном вам обоим неудобстве, и надея …
- Короче! – Рявкнул Хибари.
- Начинайте без нее, - выпалила Хару.

***
- Неееееет! – Упирался Ламбо, - Ламбо-сан не пойдет в этот страшный кабинет!
- Ламбо, - строго сказала Тсуна, - это нужно для лечения! Ты зуб сломал!
Ситуация осложнялась тем, что вокруг было полно плачущих детей. Их реакция на стоматологов пугала и нервировала Ламбо, из-за чего он заливался слезами. В свою очередь другие смотрели на Ламбо и начинали плакать тоже. Это был какой-то замкнутый круг.
- Ваша очередь, - выглянула из кабинета медсестра.
- Пошли, Ламбо, - взяла за руку теленка Тсуна, - я буду рядом и обещаю, что не дам им обидеть тебя.

***
Бой шел уже полчаса. С переменным успехом. Вообще-то Скуало мог закончить его быстро, но Тсуна просила не калечить ее потенциального хранителя облака. Приходилось осторожничать. Но не признать силы и умений мальчишки, он не мог.
- Зачем тебе вообще приспичило жениться на ней? – Спросил Скуало, когда они остановились отдышаться.
- Она сильная, - отозвался Хибари.
- Э .. и все? – удивился Скуало.
- Все, - Хибари был как всегда немногословен.
Воистину, его логику мечник понять не мог.

***
- ААААА! – Вопил Ламбо и дергался. Тсуна еле его удерживала на коленях.
- Ламбо, они же ничего еще не успели сделать, - тихо сказала Тсуна, - ты не можешь считаться крутым мафиози, если боишься зубных врачей.
Ламбо задумался.
- Реборн их точно не боится, - добила малыша Тсуна.
Бовино покорно открыл рот.

***
- Итак, победа за Скуало-саном! – Прокричала Хару, в форме футбольного арбитра. Когда она успела переодеться, никто не заметил.
- Врооой, стоять, пацан! – Крикнул мечник Хибари, который уже развернулся, что бы уйти, - теперь, я тоже хочу, что бы ты присоединился к семье.
Хибари вытаращил глаза.
- Ты тоже хочешь, что бы я на тебе женился? Камикорос!

***
- Сегодня у меня было тяжелое испытание, - пожаловался Скуало Тсуне.
- У меня тоже, - устало отозвалась Савада. Крики Бовино младшего до сих пор стояли в ушах.

***
Глава дисциплинарного комитета торчал на крыше.
- Хибари? – Позвала его Тсуна.
- Чего тебе, травоядное?
- Скуало-сан сказал, что он тебе все объяснил, - подошла к нему Савада.
- Объяснил.
- Мне жаль, что мы друг друга не поняли тогда, - смутившись, сказала Тсуна, - это моя вина. Не то чтобы я была сильно против выйти за тебя замуж, я просто вообще как-то об этом никогда не думала. И Скуало-сан, он мне не жених, я его попросила вступиться за меня.
Хибари промолчал.
- Поэтому, прости, пожалуйста, - Тсуна протянула ему коробку бенто.
- Что это?
- Такояки в качестве извинения.
- …

***
- Где ты был, мусор? – Встретил мечника Занзас.
- В Норвегии, - отозвался Скуало, каменея.
- А я и не знал, что теперь в Норвегию самолеты через Японию летать начали, - протянул босс Варии, медленно доставая пистолет, - кто бы мог поду…
Окончание фразы Скуало дослушивать не стал, быстро выбегая за дверь.
- Вот ведь … женишок, - выплюнул Занзас, вспомнив разговор с Реборном, и засел читать книгу, которую купил сегодня в интернет-магазине.
В книге было 1876 страниц, и она называлась «1000 советов воспитания сестры-подростка»

@темы: Reborn!, фик